Основа доверия граждан к государству — предсказуемые действия чиновников. История судов Олеси Колесниченко

30 апреля 2021

Жительница Йошкар-Олы Олеся Колесниченко подала иск о компенсации государством морального вреда, причиненного ей судебным процессом против чиновницы из управления образования. Чиновница обвинила ее в применении физического насилия, что стало причиной ухудшения психологического состояния и в целом качества жизни. Колесниченко требует 600 тысяч рублей. Моральный вред подтвержден психологической экспертизой.

 

Над делом Колесниченко наряду с адвокатом работал юрист МОПО «Человек и Закон” Дмитрий Яликов.

 

Рассказываем, в чем значимость дела Олеси Колесниченко для общества и почему гражданину так трудно судиться с правительственными организациями.

История конфликта

 

В марте 2020 года Олеся Колесниченко вместе с ребенком пришла в управление образования Йошкар-Олы, чтобы получить место в детском саду. В кабинете находились замначальника управления Елена К. и ее секретарь. Замначальника сказала, что мест в детских садах нет, и хотела на этом окончить разговор, но Колесниченко потребовала официальной регистрации ее заявления у секретаря.


«Официальная регистрация принятого заявления в любом государственном органе необходима для того, чтобы в дальнейшем можно было подтвердить факт обращения, разъясняет Дмитрий Яликов. Также регистрация заявления обязывает должностное лицо в установленный срок рассмотреть обращение и вынести письменный ответ, который должен быть вручен или отправлен заявителю».    

 

Один из двух экземпляров заявления был принят и зарегистрирован. Но пока Олеся Колесниченко оформляла второй экземпляр, чиновница (вероятно, недовольная тем, что придется официально оформлять документы об отказе) начала тянуть Олесю и ее ребенка за руки в сторону выхода и бросать их вещи, вынуждая покинуть кабинет.

 

Защищая ребенка, Олеся, по ее словам, получила от чиновницы удар по голове и ноге. С Елены К. лишь слетели очки.

 

Колесниченко позвонила в отдел полиции. Вечером этого же дня участковый уполномоченный взял с девушки объяснение. Затем она обратилась в травмпункт Йошкар-Олы, где зафиксировала телесные повреждения. 

 

Позже стало известно, что чиновница тоже написала заявление в полицию, обвинив, в свою очередь, девушку в нанесении ударов по голове и ноге. 

 

Суды

 

В июне 2020 года мировой суд рассмотрел дело по заявлению Колесниченко по статье «Побои» (6.1.1 КоАП) и не нашел в действиях чиновницы состава правонарушения. В следующем месяце по этой же причине Олесе отказали в возбуждении уголовного дела в Следственном комитете Марий Эл.

 

Как следует из постановления об отказе  в возбуждении уголовного дела, вынесенное следователем следственного отдела по Йошкар-Оле следственного комитета Марий Эл, в указанном Колесниченко факте отсутствует событие преступления.    

 

Зато саму Колесниченко стали обвинять в применении насилия к представителю власти (ч.1 ст. 318 УК РФ). В августе следственный комитет направил дело с обвинительным заключением в суд. В ноябре суд вынес по этому делу оправдательный приговор.


Правовое сопровождение дела вел совместно с адвокатом по назначению юрист МОПО «Человек и Закон» Дмитрий Яликов. Он прорабатывал с ней правовую позицию и готовил документы к процессу.

 

Несмотря на то, что суд оправдал Колесниченко по статье о применении насилия в отношении представителя власти, он посчитал, что она все же применила насилие, но из неприязненных отношений.

 

«Мы не согласны с самим фактом применения физической силы, так как обвинение было основано исключительно на показаниях потерпевшей и ее подчиненных сотрудников, в материалах дела даже не было медицинской справки с фиксацией телесных повреждений потерпевшей», — комментирует Дмитрий Яликов.

 

Роль СМИ в конфликтах человека и государства

 

Средства массовой информации зачастую торопятся с характеристикой героев своих материалов, вынося оценки на основании пресс-релизов государственных структур. Так случилось в истории с Олесей Колесниченко.

 

Следственный комитет Марий Эл, как он делает это регулярно, опубликовал пресс-релиз с заявлением о том, что он вынес обвинительное заключение по делу Колесниченко и направил его в суд. Это не значит, что человек уже признан виновным. Это пока только позиция Следственного комитета.

 

СМИ региона перепечатали этот пресс-релиз, усилив обвинительные интонации следкома и описав Олесю отрицательными эпитетами. В издании «Марийская правда», к примеру, вышел материал под названием «Под суд пойдет не в меру агрессивная мать». 

 

«Журналисты описывали эту ситуацию исключительно с позиции вины Олеси Колесниченко, тогда как она не была признана виновной, — комментирует сотрудница МОПО «Человек и Закон» Ольга Васильева. — В медиа активно формировался негативный образ и разжигалась вражда к этой девушке. СМИ послушно повторили пресс-релизы органов суда и следствия, даже не вникнув в ситуацию. Следственный комитет публикует информацию со своей позиции обвинителей, но сотрудники СМИ должны помнить, что человек еще не обвинен, и стараться избегать утвердительных формулировок в отношении его действий, степени виновности и характеристик его как личности, таких как «не в меру агрессивная» в приведенной здесь статье «Марийской правды».

 

Кроме того, в релизе следователей и повторяющей его статье был сделан акцент на то, что, по мнению следствия, ребенок Олеси Колесниченко не мог претендовать на место в детском саду, тогда как в деле, поступившем в суд, речь не об этом, а о применении насилия. Таким образом, эти материалы полностью отразили позицию чиновницы и никак не отразили позицию Колесниченко, создав ей имидж уже виновного человека.

 

В конце 2020 года эта ситуации повторилась в истории с общественным деятелем Рамаем Юлдашем. Комиссия администрации Йошкар-Олы вынесла ему штраф 3 тысячи рублей за то, что он пытался посадить деревья в сквере у мемориала памяти жертв политических репрессий, не согласовав свои действия с комитетом по экологии. «Марийская правда» написала о том, что активисты получат штраф, назвав их при этом в одном из заголовков «горе-активисты» и сообщив о решении административной комиссии как о свершившемся факте — «заплатят штраф». Позднее суд признал нарушение Юлдаша и его товарищей малозначительным и отменил штраф комиссии. В газете «Йошкар-Ола», несмотря на это, вышла статья под названием «Суд признал виновными участников незаконной посадки деревьев», в которой говорится, что суд оставил решение административной комиссии без изменений.

 

Иск о компенсации морального вреда


Поскольку суд признал Олесю Колесниченко невиновной, по закону у нее есть право на реабилитацию.

Теперь она подает иск о компенсации морального вреда. Психологическая экспертиза установила, что незаконное уголовное преследование и судебный процесс стали причиной психологической травмы, стрессов, тревожности и, как следствие, ухудшения качества жизни Колесниченко. Она оценивает моральный ущерб в 600 тысяч рублей и требует от государства возместить его. 

 

Почему важно защитить Колесниченко


«Когда мы ведем такие дела, мы рассматриваем их не только с позиции подзащитного, а намного шире, — комментирует сопредседатель Межрегиональной правозащитной организации «Человек и Закон» Сергей Подузов, — «Мы представляем каждого человека, которому приходится встать один на один с государственным аппаратом. Ведь, сталкиваясь с произволом власти, человек вынужден защищаться от громадного механизма, где вся «система» слаженно работают против него.

 

Наша задача — не только защитить конкретного человека, а побудить должностных лиц и органы власти работать в интересах человека, а не против него.

 

Когда правозащитники работают с органами власти, они всегда ставят один и тот же вопрос — вопрос предсказуемости со стороны представителя государства. Человек может быть разным — эмоциональным, неграмотным, требовательным, но это не дает права представителю государства на своем рабочем месте вести себя некорректно. Мы исходим из того, что чиновник — в первую очередь профессионал, корректный и сдержанный.

 

На рабочем месте должностное лицо выступает от имени Российской Федерации и не имеет права на некорректное поведение!

 

Позиция чиновника должна состоять в помощи гражданину, это и его миссия, и должностная обязанность. А когда чиновник «атакует» человека, подключая к этому все доступные правовые и неправовые (в данном случае — СМИ) механизмы — выполняет ли он в данном случае свою роль, возложенную на него государством и обществом? Смогут ли люди доверять государству, если каждый визит в орган власти может закончиться обвинением в уголовном преступлении?

 

Предсказуемость заключается как раз в том, что каждый человек, обращаясь к должностному лицу, знает, как себя поведет должностное лицо — окажет содействие, как и предписывают ему должностные инструкции, или посоветует, куда обратиться, если обращение не в его компетенции. Именно предсказуемые действия вызывают доверие к государству».

picture picture