Вышел на площадь — отрабатывай и плати

5 марта 2021

За акцию 23 января молодого человека наказали 45 часами общественных работ, а пенсионерку — 5 тысячами штрафа

Йошкаролинец признан виновным в организации публичного мероприятия без подачи уведомления за то, что держал в руках плакат, а пенсионерка — на 5 тысяч за то, что просто находилась на площади. И то, и другое нарушает конституционное право граждан на свободу собраний. 

 

В этом материале юристы МОПО «Человек и Закон» объясняют, почему задержания и наказания, которые суд счел законными, не являются таковыми, и вспоминают историю ущемления права на свободу собраний в Марий Эл в последние несколько лет.

 

Задержания за акцию 23 января

 

Молодой человек из Йошкар-Олы пришел на прогулку в поддержку Алексея Навального, которая проходила на площади Ленина 23 января, и не отрицал этого. Полиция задержала его и составила протокол по ч.2 ст. 20.2 Кодекса об административных правонарушениях (КоАП) — организация публичного мероприятия без подачи в установленном порядке уведомления. Эту статью ему вменили за плакат, который он держал в руках. Молодой человек признан виновным и получил 45 часов общественных работ.

 

Пенсионерка была на площади во время акций 23 и 31 января. 31-го ее задержали за то, что она была замечена видеокамерами на акции 23-го.Кроме участия в акции, на нее составили протокол по ч.1 ст. 19.3 КоАП — неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции. По этой статье в качестве наказания предусмотрен штраф от 500 рублей до 1000, либо административный арест до 15 суток. Из-за этой санкции полицейские оставили ее в отделе на 2 суток. Там женщина почувствовала себя плохо, и ей вызвали скорую. За неповиновение требованиям полиции она получила минимальный штраф — 500 рублей, а за участие в акции 23 января — 5 тысяч по ч.5 ст. 20.2 КоАП — нарушение установленного порядка проведения мероприятия. Это ниже нижнего предела (10 тысяч). Суд признал смягчающими обстоятельствами то, что она является пенсионером с небольшим доходом, ветераном труда и участником боевых действий (суду были предъявлены соответствующие удостоверения).

 

Пострадавшая не согласилась с обоими постановлениями и направила жалобы, которые будут рассмотрены 17 и 18 марта.

 

Правовую поддержку молодому человеку и пожилой женщине оказывает юрист МОПО «Человек и Закон» Владимир Протасов.

Помимо тех, с кем Протасов участвовал в судах, еще более 10 человек звонили в офис, чтобы получить консультацию по поводу задержаний 23 и 31 января.

 

Как в Марий Эл ограничивалось право на мирные собрания


Сопредседатель МОПО «Человек и Закон» Сергей Подузов:

— Внимание правоохранительных органов всегда привлекали активисты, которые нет-нет, да и решат высказать свою позицию с несогласием действий региональных или федеральных властей. Следует вспомнить гражданского активиста Евгения Пирогова, который решил 12 ноября 2012 года на проспекте Ленина г. Йошкар-Ола провести рядом с домом правительства одиночный пикет с плакатом: «За время правления Маркелова население республики сократилось на 70 000 человек. ГДЕ ОНИ?». К нему подошли люди в форме полицейских и, не показывая документов, назвали пикет незаконным и отобрали плакат. 


Пирогов обратился в прокуратуру, которая встала на сторону активиста и признала действия полицейских незаконными. Позже Евгений взыскал с полиции компенсацию за эти действия — 5 тысяч рублей.

Но это было тогда, когда региональные власти позволяли проводить мероприятия вблизи своих административных зданий. А сами массовые мероприятия, такие как митинги, обычно проводились гражданскими активистами или недовольными действиями властей на площади Никонова.

 

Сейчас власти используют для ограничений свободы собраний не только возможность отказать в проведении митинга, но и другие меры воздействия на гражданских активистов. Недавний пример — ситуация с бывшим руководителем штаба Навального в Йошкар-Оле. 23-го января сотрудники полиции задержали его во время выхода из дома. Об этом он написал у себя на странице в социальной сети: «…Произошло  то, к чему я уже был морально готов, хотя раньше такого не происходило:  в 13:50 я вышел из подъезда, чтобы дойти до площади и заявить о своей гражданской позиции мирно и без оружия. Ко мне сзади подъехала чёрная «Рено» без опознавательных знаков, вышли двое мужиков, предложив «проехать» с ними…К 18 часам возить по окольным дорогам республики уже не возили, но еще и не отпускали. И только когда меня уже особенно настойчиво стали разыскивать правозащитники в  управлении МВД по республике, меня довезли до дома и в 18:18 отпустили,  забрав мой плакат...»

Так за 6 лет республика прошла путь от возможности выйти с плакатом к дому правительства и взыскать компенсацию, если тебе в этом помешают, до похищения у подъезда своего дома за одно только намерение куда-то пойти с плакатом.


«Даже безразличные к политике люди с удивлением обнаруживают себя внутри этой политики: задержанными на площади Ленина только за то, что они оказались на главной площади города в 12 часов дня, — пишет Кремнев в следующем посте. — Что уж говорить об активных людях, которых возмущает этот выдуманный запрет на законное собрание. Еще раз — да, несогласованное, но законное: ФЗ-54 делает попытку урезать 31 статью Конституции, но ЕСПЧ из раза в раз подтверждает незаконность этого».

Конкретнее, «за 21 год работы ЕСПЧ было вынесено 147 решений против России о нарушении права на свободу собраний», — подсчитали на момент начала марта этого года «ОВД-Инфо».

Подтверждением тому, что в Марий Эл гражданские активисты, желающие выразить свое несогласие с действиями власти в 2018 году, не могли согласовать свои мероприятия, является то, что чиновники администрации города Йошкар-Олы отказали активистам штаба Навального в проведении акции на 24 площадках.

 

— Для людей важно смотреть на то, какова динамика ограничений свобод, — считает Сергей Подузов. — Свободу ограничивают сразу или постепенно, когда большая часть общества не проявляет возмущения. Давайте посмотрим, что было в Марий Эл. Есть закон «О регулировании отдельных вопросов, связанных с проведением публичных мероприятий на территории Республики Марий Эл». Интересна статья 5.1, которая содержит перечень мест, где запрещается проведение собраний, митингов, шествий, демонстраций. Начиная с 31 октября 2014 года в эту статью вносились изменения, которые с каждым разом все больше и больше ограничивали свободу собраний в регионе. Снимающие ограничения изменения были внесены только в декабре 2020 года. В 2014 году митинговать можно было не ближе 100 метров от некоторых объектов. В 2016-м законодатель сказал, что 100 метров мало, пусть отходят на 200 метров. В список «неприкасаемых» объектов входили административные здания, спортивные объекты, образовательные и религиозные учреждения, больницы и аптеки. Найти место для митинга было очень сложно. 

 

В ноябре 2019 года Конституционный суд России рассмотрел жалобу двух заявительниц, которые указали на чрезмерное требование к публичным мероприятиям в Республике Коми. Нельзя было проводить их ближе, чем в 50 метрах от административных зданий. Под запрет попала Стефановская площадь — одно из самых популярных мест для публичных мероприятий в Сыктывкаре.
Суд признал такое ограничение неконституционным.  Возможно, что именно после вынесения этого постановления региональные парламенты, в том числе и в Марий Эл, исключили из своих законов такие ограничения. Примечательно, что Госсобрание Марий Эл сняло ограничения, не соответствующие Конституции, 10 декабря 2020 года — в международный день прав человека.

 

Зачем людям нужна свобода собраний

— Свобода собраний нужна, чтобы люди могли выразить свое мнение, свое удовлетворение или недовольство прямо здесь и сейчас, — считает Вадим Кремнев. — Так власть может без всяких выборов, опросов и прочих «долгих» инструментов получать обратную связь. Тем более, когда 31 статья Конституции — это чуть ли не единственное, что у граждан осталось (или оставалось?) в современной России. Если настоящих выборов нет, если нет обсуждения реальных вопросов и проблем в эфире федеральных каналов, работающих на наши же деньги, а есть постоянная замена на ложь и передергивание, и если мирный и безоружный выход на улицу разгоняется, то нереализованное давление будет только нарастать. Именно такие действия приводят к восстаниям и революциям. А это не то, что нужно людям. Всем людям. Тем более тем, кто «политикой не интересуется».

 

Свобода собраний и ковид

 

2020 год прошел под девизом борьбы с пандемией и заботы о жизни и здоровье человека. Региональным властям в субъектах России предоставили достаточно обширные полномочия по введению режима повышенной готовности, который позволял ограничивать права и свободы граждан. Действия властей и законодательство должно быть чутким по отношению к ограничениям, которые ранее вводились. И если меняются условия, то и действия властей должны меняться, а законодательство — пересматриваться.


Тем не менее, несмотря на то, что в январе 2021 года большинство ограничений, связанных с ковидом, в Марий Эл уже были сняты, публичные мероприятия по-прежнему запрещалось проводить под этим предлогом, и эти ограничения сохраняются до сих пор.

Нельзя ограничивать конституционные права граждан, прикрываясь заботой о здоровье. При послаблении режима повышенной готовности государство вернуло жителям Марий Эл почти полностью сферы услуг и развлечений, но сохранило ограничения в части свободы собраний. А должно быть наоборот: в первую очередь надо вернуть конституционные права.

Мы неоднократно говорили, что, согласно Конституции, каждый имеет право на проведение митинга, шествия или пикетирования. Это естественное право человека — выражать свою позицию с помощью мирного протеста. Россия является участником Совета Европы, и несколько дней назад правительство РФ подтвердило публично, что приоритеты государства не меняются и что вхождение России в состав Совета Европы было важным шагом в области прав человека. Согласно стандарту прав человека, проведение публичного мероприятия не нуждается в разрешении от властей, а ограничения, которые налагаются, должны быть соразмерны и пропорциональны в каждом конкретном случае.

picture picture