«Вступает», а не «допускается». Как адвокаты борются за право встречаться с доверителями в СИЗО

25 марта 2021

Адвокат Геннадий Околов два года судился с администрацией СИЗО Новгородской области за возможность встречаться с подзащитным в любой день и любое время, кроме ночного. Администрация против.

Позиция адвоката


В 2019 году Околов подал в суд иск, в котором требовал отменить приказ начальника СИЗО, ограничивающий время свиданий подозреваемого с адвокатом. До 12 января 2019 года следственные кабинеты, где проходят такие свидания, работали ежедневно до половины десятого вечера. Затем начальник издал новый приказ, по которому запрещались встречи в воскресенье, а в остальные дни были сокращены часы — в 16.40 адвокаты должны были покинуть здание изолятора. Также недоступно для встреч обеденное время — почти 1,5 часа.

Околов счел такое ограничение свиданий необоснованным. Суд первой инстанции не удовлетворил его иск, но в апелляции это решение было отменено и направлено на новое рассмотрение.

В итоге суд обязал администрацию СИЗО отменить утвержденный график свиданий адвоката и заключенных. Но что сделал начальник учреждения? Он просто утвердил другой график, который продолжал ограничивать право адвоката на свидание со своим клиентом.

 

Адвокат был вынужден вновь вновь обратиться с административным иском в суд. В  иске он потребовал, чтобы свидания клиента с защитником были разрешены ежедневно в любое время, кроме ночного (с 22.00 до 6.00)

7 октября 2020 года Новгородский районный суд отклонил и этот иск Околова. Адвокат обжаловал решение в областном суде, который 17 февраля 2021 года отменил решение первой инстанции и обязал СИЗО устранить нарушения, выявленные истцом.

Позиция администрации СИЗО


Представитель администрации в суде не признал иск, заявив, что имеющееся расписание не ограничивает прав подозреваемых на свидания с защитником. По словам ответчика, график разработан на основании ведомственных нормативных актов, поэтому истцу нужно отказать.
Администрация считает, что отсутствие ограничений времени для свиданий будет, напротив, нарушать права содержащихся под стражей. Например, право на обед.

Проблемы защитников с допуском и позиция судов


В мае 2017 года адвоката Марину Мошко не допустили в московское СИЗО к доверителю, потому что у нее не было разрешения от следователя. К этому моменту уже около месяца действовали поправки в уголовно-процессуальный кодекс, согласно которым адвокат больше не «допускается» к делу, а «вступает» в него. То, есть чтобы встретиться со своим доверителем, адвокату больше не нужно спрашивать разрешения у следователя. Марина Мошко указала начальнику колонии на эти поправки, но он все равно не позволил ей пройти. Через апелляцию, в повторном рассмотрении адвокату удалось доказать незаконность этого запрета. И после она сказала, что удовлетворена результатом и надеется, что впредь руководство изоляторов не будет нарушать права адвокатов.

Несмотря на это, сотрудники колоний и следственных изоляторов продолжают чинить препятствия.

В марте 2019 года в «Адвокатской газете» было опубликовано рассуждение о том, поможет ли ужесточение наказания за недопуск адвокатов к подзащитным исправить ситуацию. Автор этого мнения считает, что не столь важно ужесточение наказания, сколько его неотвратимость. Важно, чтобы каждого сотрудника учреждения, который воспрепятствовал  доступу к заключенному привлекали к ответственности, что будет дисциплинировать сотрудников ФСИН.
Сам факт продолжения этой дискуссии в адвокатском сообществе указывает на то, что проблема не решена.

В марте 2020 года, в первую волну пандемии ковида, администрация колонии в Мордовии, ссылаясь на решение санитарного врача, не пустила адвоката на свидание с подзащитным. Тот находился в тяжелом состоянии после недавно перенесенного инсульта, поэтому общаться с ним нужно было только лично, иначе он мог что-то не понять. Адвоката не допустили, причем накануне рассмотрения дела. Тем самым администрация учреждения создала препятствие для обсуждения правовой позиции накануне рассмотрения дела в суде.

Адвокат подал иск и выиграл: суд признал запрет незаконным. После этого он сказал, что в подаче иска практической нужды не было, так как заключенный уже был освобожден, но он хотел, чтобы этот отказ признали незаконным.

 

С препятствием в части допуска к заключенному в места лишения свободы сталкиваются не только адвокаты, но и другие люди, имеющие право оказывать правовую помощь. Согласно статьи 49 УПК РФ, наряду с адвокатом суд может допустить в процесс к подсудимому и защитника, не являющегося адвокатом (часто ими выступает родственник подсудимого или профессиональные юристы), который не обязан иметь высшее юридическое образование (ст. 49 УПК). Такой защитник будет обладать всеми правами, которыми обладает защита в судебном разбирательстве. 30 января 2019 года Верховный суд России вынес кассационное определение, которым рассмотрел жалобу Сергея Марьина из Республики Мордовия.

 

В конце 2017 года Марьин хотел пройти на территорию мордовской колонии, где трое его доверителей отбывали наказание. В заявлениях на имя начальника колонии содержалось, что свидание необходимо для оформления у заключенных доверенностей для подачи жалоб в ЕСПЧ. Администрация учреждения отказала в допуске к осужденным, заявления были возвращены без каких-либо пометок руководителя ИК о причинах отказа.

 

Рассмотрение дела в суде первой и второй инстанции завершилось не в пользу защитника и его клиентов. Защитник не согласился с подобными выводами и обжаловал их в Верховном суде. ВС в своем определении указал, что в материалах дела есть доказательства того, что Марьин является защитником осужденных, встречи с которыми добивался. Это подтверждается протокольными постановлениями судов. 

 

Верховный суд России в вопросе посещения защитниками клиентов встает на их сторону в обзоре судебной практики.

В конце 2018 года в таком обзоре ВС РФ указал, что общественные защитники (представители заключенного без юридического образования) имеют те же самые права на свидания в местах заключения, что и адвокаты.


В апреле 2019 года Верховный суд признал незаконным запрет проноса на свидание с осужденным записывающей техники.


Сопредседатель МОПО «Человек и Закон» Сергей Подузов:

 

– Доступ к правовой помощи для заключенных в местах несвободы является гарантией права на справедливое судебное разбирательство. Мы видим, что адвокаты периодически сталкиваются с проблемами доступа к своим клиентам. Таких ситуаций в России достаточно много. Возьмем ситуацию, которая произошла год назад в Ангарске Иркутской области – конфликт между заключенными и сотрудниками учреждения ИК-15, когда адвокаты по соглашению сталкивались с недопуском к подзащитным. Мы сейчас даже не касаемся рассмотрения вопросов о том, какие должны быть условия свиданий между защитником и заключенным в СИЗО или ИК, как можно беспрепятственно поддерживать контакты заключенному с его адвокатом, какое качество видеосвязи должно быть во время процесса, есть ли возможность конфиденциальной беседы защитника с заключенным. В этом материале мы показываем лишь один небольшой аспект — наличие свободного доступа заключенного к свиданию с адвокатом. Невозможность общения заключенного с защитником в местах несвободы  говорит о том, что в государстве имеется системная проблема – чрезмерная барьерность в доступе заключенного к суду.

picture picture