Копеечная компенсация. Апелляционный суд снизил компенсацию морального вреда от перинатального центра матери погибшей роженицы с 400 до 100 тысяч рублей

16 апреля 2021

13 апреля состоялось заседание апелляционного суда по делу о компенсации морального вреда для матери девушки, которая в 2017 году умерла в Перинатальном центре Йошкар-Олы после родов из-за слишком большой кровопотери. Следствие установило, что смерти можно было избежать, если бы акушер более внимательно отнесся к пациентке. Мать умершей просила возместить ей моральный вред в размере 1,5 миллионов рублей, суд первой инстанции назначил 400 тысяч, а апелляционный суд снизил до 100 тысяч, не удовлетворив требование ни одной из сторон. Подробности в обзоре.

 

Сколько может стоить врачебная ошибка


По данным Русской службы BBC, в последние годы количество уголовных дел против врачей выросло в пять раз (данные 2018 года). Пациенты все чаще выдвигают против врачей обвинения и подают на них в суд. В случаях, где суд встает на сторону пациента, компенсация морального вреда может составлять сотни тысяч или даже миллионы рублей. В Чите матери ребенка, умершего после родов, присудили 500 тысяч. Там же суд взыскал с перинатального центра 1,5 миллиона за то, что ребенок родился инвалидностью.


Рекордная в России выплата морального вреда из-за медицинских ошибок назначена в Санкт-Петербурге в 2015 году 15 миллионов рублей.

Суть дела

 

Дочь заявительницы поступила в отделение патологии беременности Перинатального центра Марий Эл 17 марта 2017 года с показаниями на кесарево сечение. Врач-акушер провел его в 9 утра 31 марта, у женщины родились мальчик и девочка. В 9:15 осмотр выявил у нее обильное кровотечение.

 

Медицинские рекомендации предписывают осматривать пациентку после кесарева сечение каждые полчаса. Кровотечение измеряют двумя способами, один из которых на глаз. В этом случае к визуально определенному врачом объему кровопотери нужно добавлять 30%.

 

Акушер не осматривал женщину с 10:00 до 11:50, а при оценке объема кровопотери не прибавил к своей визуальной оценке 30%. Это привело к неверному назначению лечения. Вместо хирургического вмешательства врач назначил консервативное лечение медикаментами.

 

Остановить кровотечение не удалось. В период с 16:00 до 16:50 пациентке провели операцию, после которой она впала в кому. При этом врач не получил ее информированного согласия, а после того, как на следующее утро женщина скончалась, подделал ее подпись на бланке согласия.

 

10 мая 2017 года было возбуждено уголовное дело по статьям «Причинение смерти по неосторожности» и «Подделка документов».

Следствию потребовались 3 судмедэкспертизы, которые проводились долго. В результате истек срок давности по привлечению врача к уголовной ответственности (2 года с момента деяния либо бездействия).

 

В августе 2019 года по ходатайству врача уголовное дело по обеим статьям было прекращено.

 

Суд первой инстанции

 

Мать погибшей Л. подала гражданский иск к Перинатальному центру на возмещение морального вреда в размере 1,5 миллионов рублей. После смерти единственной дочери она испытала сильные страдания, утратила смысл жизни, ухудшилось ее физическое здоровье. Психолог центра «Доверие» установил, что женщина находится в состоянии постоянного психологического дискомфорта и стресса.

 

Йошкар-Олинский городской суд назначил компенсацию морального вреда в размере 400 тысяч рублей. В решении указано, что дефекты оказания медицинской помощи в послеродовом периоде усугубили послеоперационные осложнения и должны рассматриваться, как одна из причин, приведших к смертельному исходу. Проще говоря, если бы он действовал верно, она могла выжить, но могла и не выжить.

 

По закону в исках о моральном вреде в отношении причинившего вред действует презумпция виновности на нем лежит бремя доказывания своей невиновности. Истец же должен доказать факт причинения вреда и то, что ответчик является причинителем вреда или лицом, обязанным возместить вред.

 

Суд решил, что действия врача состоят в причинной связи со смертью пациентки, хотя и не были единственной причиной.

 

Кроме 400 тысяч, суд обязал Перинатальный центр оплатить похороны в сумме чуть меньше 70 тысяч.

 

Интересы матери представляют сопредседатель МОПО «Человек и Закон» Ирина Протасова и юрист организации Владимир Протасов.

 

Ни истец, ни ответчик не согласились с решением суда. Истец подал апелляцию, требуя удовлетворить иск в полном объеме, ответчик — с требованием отказать в иске.

 

Апелляция

 

Процесс по апелляции состоялся 13 апреля 2021 года. Суд не удовлетворил требование ни одной из сторон и принял промежуточное решение моральный вред компенсировать, но в меньшем размере. Таким образом, страдания родственников погибшей суд оценил всего в 100 тысяч рублей.

«Я потеряла по халатности врачей единственную дочь, рассказала Л. До сих пор не могу смириться с тем, что она не позвонит и не придет в гости, не поинтересуется моим здоровьем и делами. Прошло 4 года, а я так и не могу найти справедливости. Почему суды решают, что я не перенесла страдания, моральные и физические, и продолжаю их переносить?»

Сопредседатель МОПО «Человек и Закон» Сергей Подузов:

 

– Категория дел, связанных с восстановлением нарушенных прав, которые произошли по причине некачественного медицинского обслуживания всегда сложные дела. Но сложность дела не означает низкую оценку страданий в случае смерти человека. 100 тысяч рублей крайне низкая сумма компенсации моральных страданий. И 400 тысяч, назначенные Йошкар-Олинским городским судом, тоже были низкой суммой. Так например, Верховный Суд РФ 25 февраля 2019 года вынес определение, которым отменил апелляционное решение Ханты-Мансийского суда. Тогда заявительница, требовавшая в связи со смертью мужа в медучреждении компенсацию морального вреда в размере 5 млн рублей, должна была получить по решению суда первой инстанции 750 тысяч. Апелляционный суд отменил это решение, а Верховный суд отменил решение апелляционного. В результате пострадавшая получила компенсацию в 750 тысяч.

 

Сотрудники организации «Человек и Закон» подготовят жалобу на апелляционное решение  решение и будут добиваться восстановления нарушенных прав заявительницы.

picture picture