Гражданский контроль в российских тюрьмах: межрегиональная конференция в Санкт-Петербурге

13 августа 2021

7 и 8 августа в Санкт-Петербурге состоялась межрегиональная конференция на тему усиления гражданского контроля в местах лишения свободы в регионах России. Участники — члены ОНК, общественных и экспертных советов при органах власти, правозащитники, сотрудники аппаратов Уполномоченных по правам человека и сотрудники ФСИН из 28 регионов России. Основные темы — доступ заключенных к суду, соблюдение прав людей с инвалидностью в заключении, соблюдение права на частную жизнь заключенных, особенности работы общественников и системы исполнения наказаний в период пандемии, а также взаимодействие ОНК с ФСИН и другими органами власти для гуманизации исправительной системы.

Конференция организована МОПО «Человек и Закон», Хельсинским фондом по правам человека (Варшава) при поддержке Европейской комиссии по итогам проекта «Усиление гражданского контроля в местах лишения свободы в РФ». 


Выводы по итогам исследования в регионах

После открытия конференции координатор проекта «Усиление гражданского контроля в местах лишения свободы в России» (далее — просто «Проект») Ольга Васильева  рассказала о том, как реализовывался проект и к каким результатам пришли наблюдатели. Было несколько этапов работы: предметное изучение международных стандартов, законов и подзаконных актов в исследуемых областях, просвещение региональных членов ОНК и представителей ФСИН, проведение мониторингов, составление региональных докладов и обсуждение их на круглых столах в регионах, составление итоговых общероссийских докладов с рекомендациями к органам власти.

Важной частью проекта было оказание содействия работе ОНК в период пандемии и поддержка региональных ведомств ФСИН — передача средств защиты от лица членов ОНК. В ходе двухлетней работы Проекта продвигались стратегические дела из разных регионов России, связанные с соблюдением права на частную жизнь, доступом к суду и правам людей с инвалидностью.

Ольга Васильева:

Важным результатом проекта стала обратная связь от участников о том, что работа в рамках мониторинга повысила компетенцию членов ОНК не только в общественном контроле мест заключения, но и в обработке результатов и обсуждении их с представителями органов власти. Члены ОНК говорили о том, что после работы в Проекте они стали глубже и многостороннее смотреть на многие области, тщательнее подходить к аргументации и обоснованию своих выводов. В итоге эти выводы брались на контроль, предлагались решения. Проект стал инструментом, который повысил компетентность членов ОНК, и сейчас они эффективнее влияют на ситуацию с соблюдением прав человека в местах заключения.

Право заключенных на частную жизнь

На эту тему выступили председатель «Человек и Закон» Ирина Протасова и эксперт Проекта, председатель Томского отделения Совета общественных наблюдательных комиссий Геннадий Постников. Они рассказали о том, какие проблемные вопросы выявлены в данной области.

Ирина Протасова:

Нас очень беспокоит ситуация с соблюдением личного пространства заключенных и их родственников, в частности, процедура досмотра. Она проводится по документу, находящемуся под грифом ДСП — для служебного пользования. Ни осужденные, ни родственники, ни даже их адвокаты не имеют представления об этой процедуре — как она описана в документе и уважается ли при досмотре человеческое достоинство, особенно если процедура носит интимный характер, связана с раздеванием.

 

Очень мало жалоб по соблюдению прав при досмотрах. Возможно, это не потому, что все проходит хорошо, а из-за того, что никто не знает, как положено.

Следующие проблемные вопросы связаны с персональными данными осужденных, медицинской тайной, личным пространством, свиданием с родственниками, тайной телефонных переговоров и корреспонденции.

По итогам изучения уже опубликован доклад, который доступен на сайте МОПО «Человек и Закон».  В настоящее время он рассылается в органы власти. Там подробно описаны выводы и рекомендации к изменению законов, работой с подзаконными актами, и к правоприменительной практике.

Доступ заключенных к суду

Эксперт Хельсинского фонда по правам человека Ольга Саломатова рассказала о том, как обстоят дела с доступом заключенных к суду. В этой области тоже немало проблем.

Много вопросов по видеоконференцсвязи, с помощью которой заключенные участвуют в заседаниях. У них возникают различные сложности: плохое качество связи; невозможность конфиденциального поговорить с адвокатом, потому что адвокат обычно в зале суда; зачастую осужденные не знают, на что они имеют право.

Еще один важный момент: осужденные не понимают, какие правила действуют в суде, который проходит на территории колонии: суда или колонии. Заключенные временами опасаются своими действиями нарушить правила внутреннего распорядка во время заседания, потому что это чревато взысканиями. Вместе с ними в зале часто находится сотрудник колонии. Заключенные не могут присесть в его присутствии и в целом ощущают давление.

У адвокатов возникли дополнительные сложности из-за пандемии. Они сталкиваются с необоснованными требованиями и ограничениями при встрече с подзащитным. 


Права людей с инвалидностью в заключении

В финале первого блока Ольга Васильева рассказала о правах людей с инвалидностью в заключении:

Мы видим, что доступная среда в исправительных учреждениях создается. Создаются пандусы, условия для помывки, для сна. Но осталось еще много областей, где условия не созданы, где люди с инвалидностью должны обращаться за помощью к посторонним. Есть ситуации, в которых люди должны оставаться максимально независимы: возможность самому помыться, сходить в туалет, одеться. К сожалению, в наших учреждениях доступная среда для людей с инвалидностью пока полностью не создана. В первую очередь страдают заключенные с физическими и сенсорными ограничениями: люди на инвалидных креслах, слабовидящие и тотально незрячие (тактильная разметка отсутствует почти полностью в местах заключения).

Люди, которые нуждаются в постоянной помощи, получают ее от тех, чья работа не регламентирована. Это либо заключенные, помогающие добровольно, либо сотрудники, которые тоже не обязаны этого делать. Это большая сложность, потому что те, кто выполняет эти работы добровольно, в любой момент могут отказаться. Кроме того, стоит вопрос об их добросовестности и необходимых навыках ухода за людьми с инвалидностью.

В законодательстве есть пробел — оно не закрепляет оплату труда или другое поощрение тех заключенных, кто помогает. В разных регионах разная практика. Где-то это просто дополнительная нагрузка, которую, по словам сотрудников колонии, заключенные берут на себя добровольно. В некоторых местах это сопровождается поощрениями, которые учитываются при условно-досрочном освобождении. Но это регулируется только руководством учреждения.

Важный фактор — оформление инвалидности, освидетельствования и переосвидетельствования. Плюсом является то, что сейчас уже имеющим инвалидность она продляется заочно (в период пандемии). А минус в том, что для тех, кто оформляет инвалидность впервые, процедура затягивается на неопределенный срок из-за того, что заключенным необходимо проходить обследования с этапированием из колонии, в том числе, в гражданские учреждения — и это в период пандемии сопряжено со значительными препятствиями и согласованиями. Люди иногда до полугода ждут получения статуса инвалидности. В этот период в колонии для них общий подход, их ограничения из-за здоровья не учитываются. Где-то сотрудники идут навстречу, а где-то это может привести к взысканиям из-за того, что человек просто не может выполнить какие-то требования.

Еще один важный вывод по итогам изучения: обучение сотрудников работе с людьми с инвалидностью носят формальный характер. В большинстве случаев сотрудники не применяют знания на практике. Многие даже не могут вспомнить, чему их учили. Поэтому одна из рекомендаций — внедрение новых форматов обучения персонала учреждения с помощью НКО, которые занимаются помощью людям с инвалидностью.

Пандемия COVID-19 усугубила проблемы и усложнила работу защитников в местах лишения свободы. Тому, как работают колонии в условиях пандемии, был посвящен второй блок конференции.

Здесь были представлены результаты проектов партнерских организаций — МХГ «Об обеспечении осужденных средствами индивидуальной защиты» и проекта «Серая зона», который информирует общество о ситуации с коронавирусной инфекцией в местах заключения. Авторы проекта — фонд «Общественный вердикт»* — получали сообщения от заключенных и их родственников, и по каждому направляли запросы в органы власти. Была создана карта сообщений о респираторных заболеваниях в колониях и СИЗО: https://prisonmap.info/

Также шел разговор о рекомендациях международных организаций по снижению тюремного населения. Представлена статистика, согласно которой с 2018 по 2020 годы российские суды, рассматривая ходатайства следствия об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, удовлетворяли их в 10 раз чаще, чем отказывали. Наблюдатели считают необходимым в период пандемии сокращать количество подсудимых, для которых избрана эта мера пресечения.

Перспективы ОНК в России

Во второй день участники обсуждали перспективы работы общественных наблюдателей и их взаимодействия с государственными органами. Каждый выступающий представил свою позицию, после чего началась оживленная дискуссия.

Председатель общественной организации «Гражданский контроль» (Санкт-Петербург)* Елена Шахова рассказала о правоприменительной и судебной практике в работе ОНК, а председатель ОНК Томской области Иван Шевелев — о критериях эффективности работы общественных наблюдателей.

Член ОНК трех созывов Ростовской области Леонид Петрашис говорил о преемственности в работе разных составов ОНК и о том, как готовить новых наблюдателей.

Председатель Липецкой ОНК Вадим Егоров познакомил участников с нововведениями в закон «Об общественном контроле».

Не забыли и про общественный контроль мест, где принудительно содержатся люди с психическими расстройствами. Председатель ОНК Приморского края Владимир Найдин рассказал о партнерском проекте, реализующемся при поддержке ЕС «Предотвращение пыток и жестокого обращения в местах принудительного содержания людей с психическими расстройствами». В своем выступлении он сделал экскурс для участников Конференции в прошлые века и показал историю развития прав человека в данной области. А также рассказал об успехах проекта и изменения, которые происходят благодаря общественному контролю.

В ходе проекта его участники посетили более 40 психиатрических учреждений и дали рекомендации по устранению нарушений. Особое внимание наблюдатели обратили на несоблюдение личного пространства, отсутствие приватности — например, туалеты, стоящие в ряд без перегородок. То же самое — с душевыми кабинами. В палатах слишком много кроватей, вплотную друг к другу.

Владимир Найдин рассказал, что учреждения стараются выполнять рекомендации ОНК, и показал несколько фотографий с изменениями.

Очень большой блок был посвящен представленной недавно правительством России концепции развития уголовно-исполнительной системы России до 2030 года. Концепция была представлена членом Совета по правам человека и развитию гражданского общества при президенте РФ Андреем Бабушкиным, который является участником рабочей группы по реформированию пенитенциарной системы РФ.

Целями концепции заявлены:

— обеспечение прав заключенных и гуманизация условий отбывания наказаний и мер пресечения;

 

— совершенствование правового регулирования с учетом международных обязательств России и общепризнанных норм международного права


— исправление осужденных — отбытие срока в условиях, не унижающих человеческого достоинства, соответствующих законодательству России и международным стандартам


— повышение уровня открытости и формирование положительного мнения о деятельности пенитенциарной системы

Бабушкин обнадежил участников тем, что скоро произойдут огромные изменения в сторону улучшения условий содержания и обращения с людьми в заключении. 

 

Участники Конференции высказали свои предложения для развития Концепции, работая в группах. Было высказано много предложений для поддержки уязвимых групп людей в заключении, улучшении условий отбывания наказания в СИЗО и ИУ, а также во взаимодействии ФСИН с институтами гражданского общества.

 

По итогам Конференции готовится документ, который также будет направлен в Совет по правам человека и ФСИН РФ.

* Организация включена минюстом в реестр иностранных агентов

picture picture