4 года Перинатальный центр Йошкар-Олы торгуется за смерть погибшей роженицы

20 октября 2021

19 октября состоялось повторное апелляционное рассмотрение по делу о компенсации морального вреда матери девушки, которая скончалась в Перинатальном центре Йошкар-Олы спустя сутки после родов. Верховный суд оставил без изменения вынесенное 1,5 года назад решение Йошкар-Олинского городского суда, в соответствии с которым женщине полагается компенсация морального вреда в размере 400 тысяч рублей, а также возмещение расходов на погребение и государственную пошлину порядка 70 тысяч рублей.

 

Почему было назначено повторное судебное разбирательство? Потому что после рассмотрения дела на уровне третьей инстанции Шестой кассационный суд общей юрисдикции вернул дело на новое рассмотрение, указав при этом, что необходимо «разрешить спор в соответствии с требованиями закона».

 

Эта трагическая история случилась еще в 2017 году, но события тех дней до сих переживаются матерью погибшей девушки очень тяжело. Ее дочь поступила в Перинатальный центр на 35-36 неделе беременности, ей была назначено плановое кесарево сечение. В результате на свет появилось двое здоровых малышей, но у роженицы после операции возникло осложнение в виде маточного кровотечения, которое в конечном итоге привело к смерти пациентки. Сначала девушке было назначено медикаментозное лечение, но после того, как врач акушер-гинеколог понял, что оно не приносит результатов, было принято решение о проведении повторного хирургического вмешательства по удалению матки, которое привело к почти 50%-кровопотере. Описанные события развивались очень стремительно: с момента проведения кесарева сечения до констатации смерти пациентки прошли сутки.

Мать погибшей  уверена в том, что причиной смерти ее дочери стала халатность врача, который не уделил ей должного внимания. Женщина надеялась, что удастся привлечь медицинских сотрудников к ответственности, но уголовное дело по двум статьям “Причинение смерти по неосторожности” и “Подделка документов” были прекращены в августе 2019 года. Кроме того, заявительница подала гражданский иск о компенсации морального вреда к Перинатальному центру с помощью юристов МОПО “Человек и Закон”. Она очень тяжело переживала потерю единственной дочери и долгое время находилась в состоянии стресса, что позже было подтверждено квалифицированным психологом.

 

— В тот день после операции дочь позвонила мне, и сказала, что все прошло хорошо, дети родились здоровыми, но ее беспокоят выделения, — рассказывает заявительница, — я же начала ее подбадривать, ведь кругом врачи, и ей не о чем беспокоиться! А обернулось все вон как… Осмотры после кесарева сечения предусмотрены каждые 20-30 минут. К моей дочери не подходил никто на протяжении 2 часов… Какое же это отношение к человеку? Конечно, никакие деньги мне ее не заменят, но ради дочери я иду до конца, иду уже четвертый год, хотя не осталось ни здоровья, ни нервов…

Позже, Кировским областным бюро судебно-медицинской экспертизы было выявлено множество недостатков в процессе оказания медицинской помощи роженице, в том числе то, что терапия «проводилась с опозданием». Но суд апелляционной инстанции не усмотрел в них прямой причинно-следственной связи со смертью девушки. По этой же самой причине Верховный суд вынес решение, на основании которого матери было отказано в возмещении расходов на погребение дочери, а компенсация морального вреда снижена с 400 до 100 тысяч рублей. Суд апелляционной инстанции посчитал, что именно этой сумме эквивалентны переживания и боль утраты матери.

 

Справедливости ради, в августе 2021 года решение Верховного суда Марий Эл было отменено в апелляционной инстанции, по причине того, что оно «принято с существенными нарушениями норм права». В своем определении Шестой кассационный суд общей юрисдикции, встав на сторону заявительницы, указал, что данная сумма «не отвечает нормативным положениям, регулирующим вопросы компенсации морального вреда и определения ее размера…».

 

 — В целом мы удовлетворены тем, что при новом рассмотрении дела апелляционный суд оставил без изменений решение суда первой инстанции. – комментирует юрист МОПО «Человек и Закон» Владимир Протасов. — Вместе с тем мы считаем, что сумма компенсации морального вреда в данном случае занижена и не соответствует тяжести понесенной истцом утраты. Дальнейшие правовые действия будем планировать после ознакомления с полным текстом решения апелляционного суда.

 

 — Все это время мы двигались вперед, но вернулись к результату, который имели 1,5 года назад. – комментирует сопредседатель “Человек и Закон” Сергей Подузов. — Очень жаль, что Верховный суд Марий Эл в рамках своих полномочий не стал увеличивать компенсацию морального вреда маме погибшей. В международной практике категория таких дел относится к теме “Биоэтика и права человека”. Что касается российских судов, то имеются примеры, когда сумма компенсации за смерть человека превышает 1 млн рублей. Мы считаем, что заявленные требования родственников погибшей являлись адекватными и соответствовали российской судебной практике в других регионах РФ.

picture picture