«Надеемся, общество придёт к пониманию, что ЛГБТ-семьи — такие же семьи»

20 октября 2021

Проект «Разные дети — равные права!» поговорил со специалистами из профильных инициатив о положении ЛГБТ-семей в России, сложностях и вызовах, с которыми им приходится сталкиваться.
(18+)

 

«Государство не считает такие пары семьёй» 

Согласно Семейному кодексу, «каждый ребёнок имеет право жить и воспитываться в семье». При этом, сам кодекс не содержит определения семьи. Если посмотреть, как понимается семья в законодательстве, то это «лица, связанные родством и (или) свойством, совместно проживающие и ведущие хозяйство». То есть, это родственники или супруги, — говорит юрист мурманской инициативной ЛГБТ-группы «Максимум».

Так как брак в России — это «добровольный союз мужчины и женщины», то из правового поля исключаются однополые семьи. В случае ребёнка, с точки зрения государства, второй, не биологический родитель — не считается ни супругом, ни родителем, даже если зарегистрирован однополый брак в другой стране.

Например, две женщины живут вместе, у них заключён брак за рубежом. Они жили семьёй с ребёнком, приобрели совместное имущество. Через некоторое время пара распалась. И вся квартира осталась у второй женщины, а биологическая мать и её ребёнок — остались ни с чем. В их отношении нормы семейного законодательства не действуют, наше государство не считает такие пары семьёй, не защищает их права.

 

«Судебная практика искажена государственной гомофобией»

 
Нередко отчим по суду получает возможность воспитывать ребёнка, видеться с ним. В случае однополых пар, не биологический родитель, как бы к нему не был привязан ребёнок, не может на это рассчитывать. Многие просто боятся обращаться в суд и другие инстанции, так как органы опеки могут узнать, что семья однополая. Это риск, что ребенка могут отобрать, учитывая статью 6.21 КоАП РФ о «пропаганде нетрадиционных отношений».

Законом установлен исчерпывающий перечень оснований изъятия детей, но судебная практика искажена под воздействием гомофобной политики государства. Нередко действуют двойные, дискриминационные стандарты в применении закона.

Например, мама говорит ребёнку, что «ЛГБТ — это нормально», тот идёт в школу и рассказывает об этом. В случае разнополой семьи, максимум «погрозят пальчиком», а если семья однополая — то могут вменить административное правонарушение. Это повышает риск изъятия ребёнка, особенно из приёмных семей.

 

«Приходится врать ребёнку, или учить врать его»

 
Не так давно пытались отобрать ребёнка из семьи, хотя никаких нареканий со стороны органов опеки не было. Ребёнок учился в частной школе, хорошо развивался, был обеспечен, психологически благополучен. Как только выяснилось, что мужчина, усыновивший ребёнка, живёт с партнёром, подключились силовые органы, собрались проводить экспертизу и открывать уголовное дело. Видимо, в их болезненном воображении, любой ЛГБТ-родитель — растлитель собственных детей. Семье пришлось срочно покинуть Россию.

И на уровне законодательства, и на уровне практики — есть дискриминация однополых семей. В результате, парам с детьми приходится прятаться от государства из-за боязни внимания со стороны органов опеки, или покидать родную страну. Не все могут уехать: кто-то ухаживает за престарелыми родителями или выплачивает ипотеку, кто-то живёт в сельской местности, имеет низкие доходы. Таким семьям приходится либо скрывать от ребёнка, а то и врать ему, либо учить этому ребёнка, чтобы не стало известно за пределами семьи.

Ведь ЛГБТ-семьи уязвимы не только перед государством, но и перед обществом. Был случай, когда бывший муж одной женщины обратился в суд, чтобы отобрать ребёнка у матери на основании того, что она живёт с женщиной. Или ребёнок может подвергаться травле в школе из-за того, что у него две мамы или два папы.

 

 

«Второй родитель — посторонний человек»

 

ЛГБТ-семьи в России — невидимые. Они есть, но для государства их не существует. Если зарегистрирован брак за границей, и об этом становится известно здесь, — это может вызвать большие проблемы, — рассказывает представительница проекта Future4you, оказывающего поддержку ЛГБТ-семьям.

 

Был случай, когда гей-пара обратилась в МФЦ, чтобы зарегистрировать зарубежный брак в России, им даже поставили штамп. За этим последовали карательные меры: уволили сотрудницу центра, а этой паре под нажимом силовых органов пришлось срочно покинуть страну.

Если биологический родитель умирает, то второй родитель не сможет взять под опеку или усыновить ребёнка, которого он воспитывал, если станет известно о браке, заключённом за границей. У нас ещё есть закон о запрете усыновления детей в страны, где признаны однополые браки. В любом случае, очень сложно не биологическому родителю претендовать на ребёнка, которого он растил, особенно если есть другие родственники. По закону, он является ребёнку посторонним человеком, в силу того, что такие семьи не признаны и их регистрация запрещена. 

 

«Если узнают, что ты ЛГБТ — это чревато»

 
Если говорить про усыновление, то однополая пара, в отличие от разнополой, не может усыновить ребенка. Это в любом случае один родитель, который становится отцом или матерью-одиночкой, усыновителем или опекуном. Второй партнёр не имеет никаких прав. Случаи усыновления ЛГБТ-людьми есть, как и отказы. Общая практика такова, что если узнают, что это ЛГБТ, то это обычно чревато. Человеку приходится скрывать важную часть своей жизни.

Когда становится известно, что в однополой паре воспитывается усыновлённый ребёнок или ребёнок под опекой, то его, как правило, просто забирают из семьи. При этом органы опеки часто ссылаются на другую, формальную причину, например, не убранную квартиру после ремонта, ещё что-то. Реальный повод может заключаться в том, что пара однополая, или трансгендерный родитель решил сделать переход и проходит обследование у психиатра, необходимое в нашей стране. Так были изъяты приёмные дети из семьи Савиновских, после чего сама семья была вынуждена покинуть Россию.

 

«Людям важно понимать, что они не одни»

 
Мы работаем с ЛГБТ-семьями, в которых растут дети. Обращаются к нам с разными запросами: кому-то нужна юридическая консультация, кому-то — психологическая поддержка. Очень часто спрашивают, что делать, если придут органы опеки, или как поговорить с ребёнком о том, что он живёт в ЛГБТ-семье.

В нынешних непростых условиях мы делаем то, что в наших силах. Это информационная поддержка, помощь юристов и психологов, прежде всего, по снятию уровня тревожности. Мы не можем повлиять на законодательство и государственные органы, но мы можем оказать поддержку людям, даже понимая все ограничения.

Например мы проводим встречи, не только психологические. Просто пространство, где люди могут поговорить о своих проблемах, вопросах, пообщаться и понять, что они не одни. Людям важно знать, что есть другие в похожей ситуации, с такими же сложностями. Это для многих является ценным ресурсом. 

 

«Никому не говори»

 
Кроме того, мы собираем и делимся информацией. Мы выпустили ряд брошюр о том, что делать в той или иной ситуации, как оформить документы, куда обращаться по разным вопросам. Например, как оформить квартиру в долевую собственность, взять совместную ипотеку, оформить завещание или доверенность на представление прав ребёнка или выезд за границу.

У нас есть сборник «Никому не говори» с монологами детей, выросших в ЛГБТ-семьях. Это важная история не только для самих семей, но и для общества слышать такие голоса. Еще есть брошюра по противодействию буллингу в школе. Она интересна не только родителям из ЛГБТ-семей, ведь травле может подвергаться любой ребёнок. Мы надеемся, что общество придёт к пониманию, что ЛГБТ-семьи — такие же семьи, и большая часть семейных забот и вызовов — общая.

Недавно мы выпустили карточки для помогающих специалистов. К сожалению, в России многие специалисты, которые работают в области права или психологии, не всегда компетентны в оказании помощи ЛГБТ-семьям. Это довольно узкая тема, часто у юристов и психологов просто не хватает подобного опыта.

С помощью карточек мы хотим повысить их компетентность. Чтобы юристы понимали, какие есть тонкости, как, что и зачем делать по разным типовым вопросам, с которыми обращаются ЛГБТ-семьи. Тогда они смогут помочь таким семьям, при этом формат карточек позволяет быстро освежить в памяти основные моменты. 

То же самое касается и психологов. Не все из них имеют опыт работы с ЛГБТ-сообществом, и тем более с семьями. Есть определённые особенности и критерии, на которые нужно опираться, если обращается ЛГБТ-семья с ребенком, чтобы помощь была эффективной, а не травмирующей.

Подготовил Алексей Сергеев

 
picture picture