Смерть в роддоме. Дело Екатерины Б.

31 марта 2017 года Екатерине Б. предстояли роды путем кесарева сечения в Перинатальном центре Йошкар-Олы. Роды прошли успешно, но следующее утро девушка умерла на операционном столе. Трагическая случайность или халатность медперсонала? Следствие растянулось на годы. В поисках справедливости семья Екатерины обратилась к правозащитникам организации «Человек и Закон».

_______________

Бездействие врачей

17 марта 2017 года Екатерина Б. легла в республиканский Перинатальный центр в отделение патологии беременности. Она была на 35 неделе беременности и вынашивала двойню. Врачи поставили диагноз «угроза преждевременных родов». 28 марта диагностировали у Екатерины неправильное расположение одного из плодов. Решено было провести кесарево сечение.

Утром 31 марта Екатерину перевели в родовое отделение. Операцию по кесаревому сечению проводил акушер-гинеколог А.Е. По завершении операции родились здоровые мальчик и девочка. Кровопотерю у роженицы в процессе хирургического вмешательства врач оценил в пределах нормы. Счастливой маме показали детей. Она позвонила матери, сообщив, что родила. Любовь попросила дочь рассказать о радостной вести брату Сергею. Екатерина ответила: «Как встану на ноги, так позвоню».

Однако примерно через полтора часа Екатерина в панике позвонила матери, сообщив, что у нее сильные кровяные выделения. Любовь успокаивала дочь, говоря, что врачи рядом, они помогут. «Иди в церковь, стой и молись за меня», — просила Екатерина. Это был последний разговор матери и дочери.

Врач А.Е. осмотрел пациентку сразу после операции в 09:15 и оценил величину кровопотери как умеренную. Затем провел осмотр через 45 минут в 10:00, а затем — в 11:50. Согласно протоколу лечения кесарева сечения, осмотр роженицы должен проводиться каждые 20-30 минут в течение двух часов после операции. Нарушение кратности осмотров привело к запоздалой диагностике маточного кровотечения.

Почти два часа Екатерина оставалась без врачебного наблюдения и истекала кровью. В течение нескольких часов она потеряла 20% циркулирующей крови.

В полдень врачи начали консервативное лечение, в то время как при такой значительной кровопотере необходимо было хирургическое вмешательство. Выбранная форма лечения оказалась неэффективной, поэтому в 16:00 акушер-гинеколог А.Е. принял решение ампутировать матку без придатков, чтобы остановить кровопотерю. Все последующие медицинские манипуляции – попытка реанимировать Екатерину. Однако они положительного результата не принесли. Утром 1 апреля Екатерина скончалась на операционном столе.

Нарушая федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан РФ», медперсонал проводил операцию по удалению матки без заключения согласия на проведение операции с пациенткой или же её родственниками. Пытаясь обезопасить себя, врач подделал добровольное соглашение на проведение операции от имени Екатерины и приобщил его к истории болезни умершей.

Затянувшееся расследование

10 мая 2017 года Следственный комитет по Марий Эл возбудил уголовное дело по факту смерти Екатерины Б. в роддоме Йошкар-Олы. Уголовное дело велось по двум статьям: подделка официального документа (ст.327 УК РФ, часть 1) и причинение смерти по не осторожности из-за ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей (статья 109 УК РФ, часть 2).

Однако процесс расследования подозрительно затягивался. Мать и брат погибшей, понимая, что следствие зашло в тупик, обратились за помощью к правозащитникам организации «Человек и Закон», чтобы привлечь виновных к ответственности.

В феврале 2018 года правозащитник Сергей Подузов от имени потерпевших подготовил ходатайство о проведении дополнительной судебно-медицинской экспертизы. Следственный комитет ходатайство удовлетворил. Экспертизу провели в Бюро судебно-медицинской экспертизы в Ханты-Мансийске, в результате которой никаких нарушений в действиях медперсонала Перинатального центра не выявили. Однако первоначальная экспертиза с августа по октябрь 2017 года проводилась сотрудниками этого же учреждения. Более того, вопреки постановлению следователя, к проведению экспертизы привлекли специалистов из Марий Эл.

7 мая родственники Екатерины ознакомились с результатами очередной экспертизы, которая исключала виновность медперсонала. А уже 10 мая следователь оперативно уголовное дело закрыл. Несмотря на то, что факт подделки официального документа Ефремовым был установлен.

Сергей Подузов вместе родственниками Екатерины Б. вновь обжаловали постановление о прекращении уголовного дела и добились его отмены. С осени прошлого года следствие возобновили уже на уровне Следственного комитета Республики Марий Эл и назначили третью судебно-медицинскую экспертизу. На это раз экспертиза проводилась в Новокузнецком клиническом бюро судебно-медицинской экспертизы Кемеровской области. Длилась она почти полгода. В этот раз эксперты нарушения выявили.

Эксперты установили, что халатность медперсонала проявлялась ещё на этапе наблюдения за пациенткой: не полный объем обследования, ненужность дородовой госпитализации. Но именно халатность при осмотре после операции по кесаревому сечению привела к обильному кровотечению. Несвоевременное оказание медицинской помощи стало одной из причин смерти Екатерины Б.

Несмотря на то, что вина врача была установлена по обеим предъявляемым ему статьям, 6 августа 2019 года Следственный комитет по Марий Эл закрыл дело на основании истечения срока давности привлечения к уголовной ответственности. Однако следователь не рассмотрел возможность переквалифицировать два преступления небольшой тяжести (подделка согласия на проведение операции и причинение смерти по не осторожности) на преступление средней тяжести – халатность.

25 августа правозащитник вместе с родственниками Екатерины в очередной раз обжаловали постановление о прекращении уголовного дела. Они требуют возобновить уголовное дело и предъявить акушеру-гинекологу обвинение в халатности, повлекшей по не осторожности смерть человека (293 УК РФ, часть 2), а также привлечь дисциплинарной ответственности сотрудников следственного управления за неэффективное и несвоевременное расследование дела.

Более двух лет сотрудники  СУ вели предварительное следствие. Без постоянных жалоб со стороны потерпевших расследование никак не подвигалось. Доказательства вины упускались из виду, дело велось для того, чтобы просто оказаться в шкафу.

Семья тяжело переживает внезапную смерть Екатерины. У матери и отца пошатнулось здоровье, теперь они уединенно живут в саду, поскольку видеть, как гуляют молодые девушки с детьми для них невыносимо. «Никто и никогда не вылечит душевную боль, которая поселилась у меня в сердце после смерти дочери», — пишет мама Екатерины. Тем не менее она не оставляет надежды добиться справедливого судопроизводства.

Поделитесь своими мыслями