«Правозащитники не ругают государство. Они обостряют проблемы и они говорят о них честно.»

В Йошкар-Оле состоялся показ спектакля Театра.doc «Правозащитники». Площадку для постановки предоставила администрация бывшего «Дома союзов» — в его актовом зале проходят часто национальные общественные форумы. 

ПЯТАЯ СЦЕНА

Представители йошкар-олинских правозащитных организаций — партнёры показа спектакля в Йошкар-Оле, ещё месяц назад договорились с руководством театра юного зрителя. Был составлен договор. Но за пять дней до показа «Правозащитников», выяснилось, что из-за Пасхи (она отмечалась в воскресенье 8 апреля) смещается рабочий график. Худрук театра Олег Иркабаев сказал, что обычно по воскресеньям театр работает, а выходные бывают по понедельникам. Перенос выходных потребовал вынести ситуацию на суд коллектива.

— Работники отказались выходить, представитель профсоюза их поддержал, — сообщил Иркабаев. Он исключил какое-либо давление и даже рассказал о том, что договорился о переносе спектакля Театра.doc с руководством дворца культуры Российской армии.

Этот ДК расположен вдали от центра, а помещение не совсем подходит по формату Театра.doc, сказала председатель межрегиональной общественной организации «Человек и Закон» Ирина Протасова. Правозащитники не стали заключать сразу договор, а попытались найти помещения поближе.

Заключили договор с Дворцом молодёжи. Однако туда внезапно нагрянули с проверкой правил пожарной безопасности представители МЧС. Они обнаружили нарушения, наложили на администрацию штраф и запретили проводить любые мероприятия до 10 апреля.

— Мы потом выяснили, инспектора МЧС не имеют полномочий запрещать проводить массовые мероприятия, это может сделать только суд, — говорит Ирина Протасова.

В оставшиеся два дня йошкар-олинские партнёры продолжили поиски сцены. Заключили договор с Общественно-политическим центром (Домом дружбы). Однако, сразу после этого там возникла аварийная ситуация с трансформаторами. Исполняющий обязанности директора ОПЦ Александр Апакетов попросил расторгнуть договор по техническим причинам. 9 апреля (на следующий день после спектакля) он сообщил корреспонденту «Idel. Реалии», что аварийная ситуация ещё не устранена, ремонт системы электроснабжения продолжается.

После этих отказов правозащитники попытались связаться с директором ДК Российской армии, но её телефон не отвечал.

За день до спектакля удалось достичь договорённости с администрацией бывшего «Дома союзов», расположенного в центре Йошкар-Олы. Именно там и прошёл спектакль «Правозащитники» Театра.doc.

О СПЕКТАКЛЕ

Премьера «Правозащитников» состоялась в ноябре 2016 года. Состоялось пять егопостановок. Спектакль начинается с рассказа о жившем в первой половине XIX века докторе Фёдоре Петровиче Гаазе. Он был членом Московского тюремного комитета, помогал облегчить участь заключённых и ссыльных. И был, по сути, первым российским правозащитником.

В спектакле рассказывается об известных российских правозащитниках наших дней: создателе и руководителе Комитета по предотвращению пыток Игоре Каляпине, одном из организаторов системы общественного контроля в местах принудительного содержания Валерии Борщёве, председателе «Комитета за гражданские права» Андрее Бабушкине, председателе комитета «Гражданское содействие» и руководителе сети «Миграция и право» Светлане Ганнушкиной, Андрее Юрове из Воронежа, Игоре Сажине из Сыктывкара.

— Вот те бумаги, которые будут зачитываться на сцене, это реальные цитаты из блогов, СМИ и социальных сетей — этот тот пейзаж, в котором живут российские правозащитники сегодня, в 2018 году, — говорит вначале драматург Анна Добровольская.

И тут же актриса Наргиз Абдуллаева зачитывает новостное сообщение о том, как на Игоря Каляпина в Грозном напали несколько молодых людей. Они выкрикивали оскорбления, не давали сказать слова, обсыпали его мукой, облили зелёнкой, кинули тортом. Полицейские отказались разыскивать нападавших.

— Моё первое знакомство с правозащитницей состоялось, когда я отбывала срок в колонии строгого режима, — рассказывает со сцены другая актриса, Марина Клещёва. — Я сидела в камере ШИЗО, что-то натворила. А это тюрьма в тюрьме. За какое-то провинение тебя сажают на 15 суток. Там всегда холодно и сыро. Тебя раздевают почти наголо, выдают платье и ботинки какие-то.

Клещёва пожаловалась правозащитнице, что сидеть холодно, колготки не выдают. Ей их так и не выдали за эти 15 суток. Но потом уже, всем другим при помещении в ШИЗО их выдавали.

«Игорь Сажин работал учителем истории в Сыктывкаре. Занимался краеведением, Коми — это такой лагерный край. И изо всей этой деятельности родилась такая Коми правозащитная комиссия «Мемориал». Кроме изучения истории у них была общественная приёмная, они помогали самым разным людям, ездили по колониям. На Игоря несколько раз нападали, ему сожгли машину. Однажды подожгли дверь квартиры, где была его жена, мама и двое маленьких детей. А его организация — Коми правозащитная комиссия «Мемориал», тоже была внесена в реестр «иностранных агентов» (очередной фрагмент спектакля).

О ЧЕМ СПРАШИВАЛИ ЗРИТЕЛИ

После спектаклей Театра.doc практикуется их обсуждение со зрителями. В Йошкар-Оле на «Правозащитников» пришли 150 человек. Бывший уполномоченный по правам человека в республике Ирина Татаринова считает основной проблемой отношение общества и власти к людям, занимающимся правозащитой.

— Я тут не могу похвастаться нашей страной, — сказала Татаринова. — Эти люди, и спектакль прежде всего об этом, вызывающие в общественном мнении уважение. Я представитель органов власти. И моя мечта, чтобы у нас в стране чиновник, когда ему задают вопросы, он бы говорил о том, что больше всего боится нарушить права человека. Правозащитники не ругают государство. Они обостряют проблемы и они говорят о них честно.

Один из зрителей отметил, что «около десяти раз во время спектакля упоминалось про некий список иностранных агентов»:

— Насколько я понимаю, речь идёт о списке, который ведёт очень компетентный государственный орган. Это список врагов России, так получается? Вы его мне показалось высмеиваете — какие-то карикатурки дурацкие… То есть, получается, что все эти структуры: Минюст, ФСБ, правоохранительные органы занимаются какой-то смехотворной деятельностью?

— Здесь звучала метафора, что в человеке есть и хорошее и дурное, я думаю, что и в органах власти есть и хорошее, и дурное, — сказала Анна Добровольская. — С моей точки зрения целью закона «об иностранных агентах» было ослабить правозащитное движение и сделать так, чтобы людям было сложнее работать. Сцелью справились прекрасно, просто блестяще. Это первая ассоциация, когда, например, я таксисту говорю, что я правозащитник, он с улыбкой реагирует: «А, вы же иностранный агент». А потом начинает рассказывать, как у него родственников пытают в тюрьме. Это в людях сосуществует.

— Всё, что происходит в обществе — из-за денег, — сказал актёр Григорий Перель. — Власть и крупный бизнес – суть одно. И права человека нарушаются вои имя бабла. Но просто государство ставит правозащитников в такую позу, потому, что они мешают этим заниматься.

— Этот список — смешной, как вы нам преподносите, или там есть какое-то рациональное зерно? — попросил уточнить автор вопроса о смехотворной деятельности госорганов.

— Этот список сложно назвать смешным, потому, что он очень много бед наделал, — ответила Анна Добровольская. — Закрываются организации, которые где-то на Байкале спасают редких журавлей. Кому это может повредить, я не знаю. Но есть такая система, что в каждом регионе должно быть, например, два «иностранных агента».

— Для меня этот список не потешный, он несёт серьёзные последствия для правозащитной деятельности, да и вообще для гражданского общества в России, — считает сопредседатель организации «Человек и Закон» Сергей Подузов («Человек и Закон» был внесён в реестр «иностранных агентов» в декабре 2014 года; организация оспаривает решение Минюста в Европейском суде по правам человека). — Если была цель снизить активность и институциональную устойчивость некоммерческих организаций в России, мне кажется, что её добились. Другой вопрос, что с этим делать. Если общество в целом относится к ситуации как вы об этом сказали — что это некое высмеивание, то наверное, это так и есть.

— Этот список их больше дисциплинирует и в ряды правозащитников не будут попадать проходимцы, — считает местный журналист и блогер Михаил Павлов.

— Прямое доказательство маргинальности правозащитного движения, это то, что у него нет денег, — считает ещё один зритель спектакля. —Такие постановки придают больше публичности их деятельности. По ходу спектакля правозащитники задавали себе вопрос — а зачем они этим занимаются. Я хочу привести пример ещё одного правозащитника, как я его понимаю. Был такой Антон Семёнович Макаренко. В своей деятельности он ставил задачу уважать человека. А это и есть цель правозащитников.

— Вам вопросы задают не как артистам, а как правозащитникам, — заметил другой посетитель спектакля.

Оригинал статьи: https://www.idelreal.org/a/29156184.html

Оставить Ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*