Юрист МРОО «Человек и Закон» добился освобождения из ЦВСИГ лица без гражданства

Осужденный К., находясь в исправительном учреждении Республики Марий Эл, обратился к членам ОНК с просьбой оказать содействие в получении документов, определяющих его гражданство. Он сообщил, что после распада СССР,  не успев получить гражданство РФ, он неоднократно попадал в места принудительного содержания, где ему не оформляли паспорт. Несмотря на то, что он постоянно проживал на территории России, в решениях судов указывалась его принадлежность к гражданству Украины, по месту рождения. Таким образом, его гражданство было под вопросом, пока в 2014 году исправительная колония, где он отбывал наказание, не направила запрос в Консульство Украины, откуда получен ответ, что К. гражданином Украины не является. Таким образом, имея на руках этот ответ, а также ответ из УФМС России по Республике Марий Эл о том, что не является гражданином РФ, К. фактически стал лицом без гражданства.

В декабре 2016 г. он был освобожден из исправительной колонии и сразу же задержан сотрудниками отдела иммиграционного контроля УВМ МВД в связи с тем, что в соответствии со стандартной процедурой его пребывание на территории РФ было признано Министерством Юстиции нежелательным. Министерством внутренних дел было принято решение о том, что К. должен быть депортирован за пределы РФ, в связи с этим ведомство обратилось в суд с ходатайством о помещении К. в ЦВСИГ до исполнения данного решения. В суде интересы К. представлял юрист МРОО «Человек и Закон» Владимир Протасов, однако его аргумент о том, что ни одна страна не признает К. своим гражданином, а, следовательно, он не может быть выслан из России, не был принят во внимание. Суд принял решение, ориентируясь на доводы МВД о том, что ведомство в течение двух месяцев предпримет все необходимые меры для депортации К. Данное решение суда было обжаловано в Верховном суде Республики Марий Эл 22 февраля 2017 г., но оно было оставлено в силе.

27 февраля 2017 г. в ходе судебного заседания, на  котором рассматривалось ходатайство МВД о дальнейшем продлении срока содержания К. в Центре временного содержания иностранных граждан, сотрудники ОИК УМВ признали, что Консульством Украины гражданство К. не подтверждено, и они не могут назвать сроки исполнения решения о депортации. Тем не менее, они попросили суд продлить срок содержания К. в ЦВСИГ еще на два месяца. Владимир Протасов, представитель К., вновь обратил внимание судьи на то, что задержание человека на неопределенный срок в связи с тем, что решение суда не может быть исполнено, недопустимо.

Вынося решение, судья обратила внимание на позицию Европейского суда по правам человека по делу «Ким против РФ»: «превентивная» мера по содержанию лица в подобном центре не должна являться более строгой» чем мера «карательная».

Кроме того, суд обратил внимание на Постановление Конституционного суда РФ от 17 февраля 1998 г. № 6-П, где указано, что «задержание на неопределенный срок (как и было в случае К.)  не может рассматриваться как допустимое ограничение права каждого на свободу и личную неприкосновенность и, по сути, является умалением данного права, в том числе тогда, когда решение вопроса о выдворении лица без гражданства может затянуться. В противном случае задержание как необходимая по обеспечению выполнения решения о выдворении превращалось бы в самостоятельный вид наказания, […] противоречащий нормам Конституции РФ». На основании этого решением городского суда от 27 февраля 2017 г. содержание К. в Центре временного содержания МВД прекращено.

  • Хотелось бы обратить внимание органов государственной власти Российской Федерации, которые ответственны за перемещение лиц, подлежащих депортации, на первоначальную цель помещения в ЦВСИГ, — комментирует Сергей Подузов, сопредседатель МРОО «Человек и Закон». — Законом предусмотрено, что лица помещаются в учреждения для исполнения решения о депортации. На практике же мы видим, что МВД помещает людей в ЦВСИГ, не имея никакого представления о том, каким образом будет исполнено решение о выдворении и уже после помещения предпринимает действия по выяснению гражданства, в это время человек ограничен в своих правах и свободах. Точка зрения правозащитников такова, что помещать лицо в ЦВСИГ имеет смысл только при наличии документального подтверждение того, что есть конкретное государство, которое может принять это лицо. Кроме того, нас беспокоит тот факт, что сегодня  в Российской Федерации отсутствует судебный контроль принятия решений в отношении лиц без гражданства на двух этапах:

1) На этапе признания лица нежелательным — Министерство Юстиции принимает решение единолично, аргументация самого лица не принимается во внимание;

2) На этапе принятия решения о депортации — в этом случае решение принимается МВД, и снова не учитываются аргументы лица, у которого, зачастую есть на руках документы, подтверждающие, что ни одно государство не может его принять.

Таким образом, помещение лица в ЦВСИГ становится автоматической безальтернативной  процедурой, тогда как если бы его дело было исследовано судами предварительно с учетом всех документов и позиции лица без гражданства и его защитника, пропала бы необходимость в ограничении свободы таких лиц.

Оставить Ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*