Маркус Егер: «Сам факт доступа общественных наблюдательных комиссий в колонии и СИЗО — революция»

Руководитель отдела национальных структур по правам человека, пенитенциарных заведений и полиции Гендиректората по правам человека и юридическим вопросам Совета Европы — о целях, задачах и некоторых итогах деятельности ОНК

Руководитель отдела национальных структур по правам человека, пенитенциарных заведений и полиции Генерального директората по правам человека и юридическим вопросам Совета Европы рассказал «7×7» о целях, задачах и некоторых итогах деятельности общественных наблюдательных комиссий.

Фото с сайта facebook.com

 

— Расскажите, пожалуйста, о совместном проекте Совета Европы и Уполномоченного по правам человека в РФ. Как долго он существует и какую преследует цель?

 

— Наш совместный проект длится уже в течение трех лет. Он был разработан в сотрудничестве со многими российскими НКО. Одной из главных задач этого проекта было создание эффективной сети общественных наблюдательных комиссий для их эффективного обмена информацией и взаимодействия. Еще одна задача этого проекта — повышение профессионального уровня членов ОНК с помощью тренингов. Для реализации этой цели был организован обмен опытом с зарубежными коллегами. Деятельность российских членов ОНК можно сравнить с работой их европейских коллег.

 

— Много ли состоялось инспекционных поездок?

 

— Это был первый визит, мы посетили пять исправительных учреждений: одну колонию, два изолятора временного содержания и два СИЗО.

 

— На что именно обращается внимание во время посещения пенитенциарных заведений?

 

— Подчеркну, что состоявшийся визит не был ни инспекцией, ни проверкой… Он организован по приглашению ОНК Республики Марий Эл для того, чтобы один из сопредседателей проекта посмотрел на работу общественной наблюдательной комиссии, дал определенные рекомендации о методах ее деятельности. Никаких отчетов, рекомендаций руководителям пенитенциарных заведений, естественно, в результате этой поездки отправляться не будет. Я был гостем ОНК,  УФСИН и МВД вашей республики.

 

— Что можете сказать об увиденном — вам показали образцовые учреждения системы исправления наказаний и временного содержания?

 

— Ну, мы посетили очень хорошее место — одну из колоний. Вообще же, у меня не создалось впечатления, что мы побывали в образцовых или специально подготовленных учреждениях. Думаю, мы увидели нечто усредненное…

 

— Как Вы оцените роль общественных наблюдательных комиссий в процессе диалога гражданского общества с государственной пенитенциарной системой?

 

— Сам тот факт, что ОНК имеет доступ в пенитенциарные заведения, является своего рода революцией. Я только хотел бы подчеркнуть, что эта революция происходит практически одновременно во всех странах, т. к. общественный контроль в исправительных учреждениях в масштабах всего мира существует в течение каких-то 5-6 лет. Хочу заметить, что в российских ОНК не гонятся за всем остальным миром, Россия в этой области ничуть не запаздывает.

 

— Расскажите, пожалуйста, о том, что из себя представляют ОНК в Европе?

 

— На сегодняшний день в 34 европейских странах существует похожий тип мониторинга исправительных учреждений. Тем не менее система общественного контроля в Европе имеет два существенных отличия от российской. Во-первых, в Европе это практически чиновничья должность, люди работают на ней, получая заработную плату. При этом соблюдая полную независимость в своей деятельности. Чаще всего специалисты, выполняющие роль ОНК, находятся под патронажем чиновника, избираемого парламентом. Второе существенное отличие от российских ОНК — в уровне свободы передвижения и контактов внутри исправительных учреждений. Если в Марий Эл нас постоянно сопровождали либо представители администрации учреждения, либо охранники, то во многих европейских странах представитель ОНК может встретиться один на один как с заключенным, так и с любым представителем исправительного учреждения. Это может составить объективную картину происходящего как в пенитенциарном заведении в целом, так и в отдельной камере в частности. Отсутствие такой свободы для деятельности ОНК в российских исправительных учреждениях — существенный недостаток.

 

— Для чего необходим столь тщательный контроль за соблюдением прав содержания преступников — людей, нарушивших права своих жертв? Наверняка в России этот вопрос Вам бы задали многие…

 

— Отреагирую на Ваш вопрос цитатой из великого русского писателя и заключенного, Федора Михайловича Достоевского: «Уровень цивилизации определяется отношением к заключенным». Проблема отношения к преступникам, людям, оказавшимся в заключении, — она не только российская, такие вопросы задают жители многих стран. Один из ответов касается отстаивания прав людей, чья вина не доказана. При этом их свобода ограничена, они находятся в так называемых временных изоляторах. Люди, находящиеся под следствием и временно лишенные свободы, вправе рассчитывать на достойные условия содержания, поскольку с юридической точки зрения являются такими же обычными гражданами, как мы с Вами. А если бы в местах лишения свободы оказались наши родные, друзья — неужели нам бы было безразлично, в каких условиях они отбывают наказание, какие отношения царят в коллективе осужденных, как относится к ним администрация учреждения? Вопросы содержания людей, оказавшихся в заключении — морального порядка. Вообще, не может быть большего наказания, чем лишение свободы.

 

Источник 7х7

 

Дополнительная информация:

Представитель Совета Европы Маркус Егер и председатель республиканской ОНК Ирина Протасова посетили учреждения уголовно-исполнительной системы Республики Марий Эл — manandlaw.info/?p=11884 

Представитель Совета Европы — в марийских исправительных учреждениях —  http://7×7-journal.ru/item/45271

Оставить Ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*