Межрегиональная конференция. Андрей Бабушкин. Доклад. Мнение правозащитника.

                                        Выступление на конференции в г. Йошкар-Ола 24 декабря 2013 года

Общественные наблюдательные комиссии и иные субъекты общественного контроля заинтересованы в том, чтобы иметь дело с полноценными субъектами правовых отношений, так как полноценность этих субъектов повышает эффективность общественного контроля. По моему мнению, полноценным является такой субъект правоотношений, который:
— обладает достаточными правовыми знаниями;
— обладает достаточными правовыми навыками;
— обладает развитым правовым мышлением;
— обладает развитым правовым сознанием.

 

Источниками знаний и навыков является:

—  собственный опыт субъекта;
— самообразование;
— правовое образование;
— правовое просвещение.
Источниками  правового мышления и правового сознания является только образование и просвещение; естественным путем эти свойства субъекта не формируются.

Данные характеристики субъекта правоотношений должны находиться во внутренней гармонии друг с другом, в ином случае происходит деформация правосознания. Примерами  деформации правосознания может являться представления о том, что интересы одних групп населения важнее прав других групп, что уголовное дело не может быть возбуждено просто так, что многоступенчатая система судебного рассмотрения исключает судебную ошибку и т.д.

Правовое просвещение отличается от правозащитного просвещения по меньшей мере по 3 характеристикам. И правовое и правозащитное просвещение направлено на постижение принципов и норм права, однако правозащитное просвещение:
— носит практический характер, так как состоит в постижении не только самих принципов и ном, но и их применению в процессе защиты и восстановления и свобод субъекта;
— исходит их приоритета прав человека над иными правовыми ценностями;
— содержит  в качестве компонента воздействие не только на интеллект человека, но и на его волю.

Самая главная проблема субъекта права – отсутствие правого мышления. Самый главный признак нарушения правого мышления – каша в голове с иерархией правовых ценностей.  Примерами отсутствия правого мышления может стать уже упомянутое здесь сетование В.Д. Зорькина о засилье решений Европейского Суда. Как- то раз мне попался судья, который выселил семью из единственного законно приобретенного жилья без возмещения ущерба, который в решении указал, что не видит в выселении семьи нарушения права на жилище. Отсутствие правового мышления у судей опасно не только тем, что выносятся антиконституционные судебные акты, а в том, что формируются новые правовые стандарты, и не только судьи, но и вся вертикаль правоприменения начинает руководствоваться этими  новыми пониженными стандартами.

Главной функцией ОНК является осуществление общественного контроля за соблюдением прав человека. Функция правового просвещения, казалось бы, является вспомогательной,  однако, если мы не будем заниматься правовым просвещением, каждый раз свою работу мы будем начинать с нуля, так как просвещение в данном слуучае выступает в качестве передачи правозащитного опыта.

Рассмотрим некоторые инструменты правового просвещения, которые находятся в распоряжении  ОНК:
— проверка документов (например журналов мед осмотра, Книги учета доставленных, административных протоколов) в присутствии сотрудников позволяет не только выявить нарушения, но и ояснить сотрудникам, как эти нарушения могут сами по себе нарушить права человека или замаскировать  такое нарушение;
— проведение  с сотрудниками бесед по итогам проверки;  например, с сотрудниками полиции мы часто вынуждены беседовать о применении ст. 2.7 и 2.9 КоАП РФ, которые зачастую не применяются;
— выступления членов ОНК на совещаниях и коллегиях  органов внутренних дел и УИС; например В.В. Борщев на коллегии УФСИН информировал руководителей УИС о проблеме давления следствия на лиц, находящихся в СИЗО, а я на коллегии ГУВД Москвы провел анализ соответствия камерам содержания лиц при дежурных частях требованиям Европейских пенитенциарных правил и постановлениями Правительтства РФ № 627и 301;
— прием (опрос, собеседование) задержанных, арестованных, заключенных в присутствии сотрудников; это – сложный метод правового просвещения, так как у сотрудников часто возникает желание вступить в спор, возразить, оказать давление на задержанного; поэтому, если данный метод применяется для просвещения, сотрудники должны быть поставлены в известность, что их реакция будет отслеживаться и оцениваться;
— консультирование задержанных и заключенных по имеющимся у них вопросов;
— разъяснение субъектам правоотношений норм,  имеющих правовую неопределенность или противоречивых. Например, осенью этого года мне приходилось давать заключения о 2 вопросам – подпадает ли под мандат ОНК составление акта о возможности  применения к заключенному под стражу лицу домашнего ареста; допускает ли Закон РФ «Об органах и учреждениях, исполняющих наказание..»  применение наручников к лицам, находящимся на лечении в больницах территориальным органам здравоохранения;
— ответ на письма заключенных, включая направление распечаток нормативно – правовых актов;  направление правозащитной литературы;
— проведение экспертных круглых столов;
— работа горячей линии; наша горячая линя производи обзвон наиболее неблагополучных отделов, оператор горячей линии не только выясняет, сколько задержанных, обеспечены ли они питанием и спальным местом, но и излагают основные нормы о содержании;
— просвещение родственников заключенных (безконфликтное решение возникающих проблем; права родственников, права семей);
— просвещение  прокуроров (в Московской области, прокуроры следом за нами стали использовать при проверке камер СИЗО и ИВС инструментальный контроль);
— просвещение законодателя и нормотворцев в части пробелов правового регулирования;   например, когда ОНК выявило отсутствие перечня заболеваний, при которых обвиняемый должен быть освобожден из- под стражи; отсутствие перечня заболевания для отсрочки исполнения наказания, предусмотренной ст. 397 УПК РФ; утрата запрета на ношение часов в СИЗО своей актуальности);
— просвещение следователей, например о правильном понимании нормы ст. 18 ФЗ «О содержании под стражей…» о праве следователя предоставить родственникам свидание с заключенным;
— просвещение главы государства; например, во время встречи 10.12.13 я напомнил  Президенту РФ о том, что нами не ратифицирован факультативный протокол Конвенции против пыток и постарался обосновать, почему важно создание Национального превентивного механизма.

2 группы трудновоспитуемых субъектов правоотношений, которых крайне затруднительно просветить:
— судьи;
— сотрудники  ФСКН

Правовое просвещение сталкивается с рядом значимых проблем:
— этические аспекты – можно ли делать замечания сотрудникам учреждений в присутствие заключенных;
— деградация нормативно- правовой базы. Например, в приказ МВД РФ № 389 не включили положение о праве граждан узнать по телефону о нахождении задержанных в дежурной части;  зато в этом приказе появились слова о том, что в ОВД могут быть задержанные, не числящиеся за дежурной частью. В 2002 году в КоАП РФ появилась норма о том, что время административного задержания начинает течь не с момента ограничения свободы, а с момента доставления в ОВД. В УИК РФ 1996 года появился новый институт — локального участка.  Как нам осуществлять правовое просвещение, если в самом праве живут и развиваются антиправовые нормы?
Ответы на эти вопросы нам предстоит искать, так как заниматься правовым просвещением – не помогать зубрить  законодательные дефиниции, нередко сложные, противоречивые и непонятные, а вооружать человека теми нормами права, что помогут ему защитить свои права и законные интересы.
А. Бабушкин            

Ссылка на ЖЖ

Оставить Ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*