Спецдокладчик ООН получил разъяснения, касающиеся расследования факта пыток несовершеннолетнего на национальном уровне в Марий Эл

20 марта 2013 г. Республика Марий Эл. В адрес специального докладчика по вопросам пыток ООН по правам человека было направлено дополнение, касающееся процессуальной истории расследования факта пыток по делу Максима Христолюбова.

Напомним, в Региональную общественную организацию «Человек и Закон» по Республике Марий Эл обратилась мать несовершеннолетнего мальчика. По ее словам, оперативные сотрудники Отдела полиции №1 г. Йошкар-Олы применяли по отношению к ее сыну пытки.

Женщина обратилась с соответствующим заявлением в Следственный комитет, но Следственный отдел в установленные Законом Российской Федерации сроки решение по сообщению о преступлении не принял.

30 ноября 2012 года в Йошкар-Олинский городской суд правозащитниками была подана жалоба на бездействие должностных лиц Следственного отдела в части не принятия решения по сообщению о преступлении в установленный законом срок. В суде было установлено, что проверка сообщения о преступлении Следственным отделом была начата 26 октября 2012 года, решение об отказе в возбуждении уголовного дела — 26 ноября 2012 года, а копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела (в нарушение ч. 4 ст. 148 Уголовно-Процессуального Кодекса Российской Федерации) направлена Христолюбовой Марии только 6 декабря 2012 года. Однако суд, не принимая это во внимание, жалобу на бездействие сотрудников Следственного отдела оставил без удовлетворения.

15 января 2013 года правозащитниками была инициирована жалоба в адрес прокуратуры г. Йошкар-Олы о несогласии с постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела от 26 ноября 2012 года, в удовлетворении которой было также отказано.

Решение Следственного отдела об отказе в возбуждении уголовного дела дважды отменялось, а материалы направлялись на дополнительную процессуальную проверку.

19 февраля 2013 года, ввиду таких обстоятельств, юристы РОО «Человек и Закон» обратились в прокуратуру с жалобой на бездействие должностных лиц Следственного отдела по городу Йошкар-Ола Следственного управления Следственного комитета России по Республике Марий Эл.

К слову сказать, после размещения информации о применении пыток по отношению к Максиму Христолюбову в сети Интернет Министерством Внутренних Дел по Республике Марий Эл была проведена служебная проверка. Исходя из полученного ответа, можно сделать вывод, что проведена она была формально, т.к. изложенные в ней выводы во многом копируют доводы следователя Следственного отдела.

Следует уделить особое внимание версии следствия, в соответствии с которой мальчик мог получить травмы, упав с лестницы, в отделении полиции. Исходя из показаний оперуполномоченного Иванова, покрытие ступенек в отделении полиции скользкое и гладкое, плюс «на лестничной площадке в отделении полиции плохое освещение».

Кроме того, по словам Максима, в отделении полиции ему нанесли удары по голове, в область живота и спины, а также однократно ударили поясным ремнем по голове. Все телесные повреждения должным образом зафиксированы в травмпункте. В соответствии с журналом учета, Максим Христолюбов был передан оперуполномоченному Иванову в 21 час 00 мин. 22 октября 2012 г., а его мать пришла в отделение полиции уже в 21 ч. 10 минут. По версии следствия, противоправные действия по отношению к мальчику «не могли быть совершены в течение столь короткого промежутка времени».

— Стоит ли говорить, что, при желании, сотрудникам полиции, которые регулярно проходят физическую подготовку и знакомы с приемами рукопашной борьбы, не стоит никакого труда за десять минут нанести 17-летнему мальчишке несколько ударов, и запугать его угрозами с целью получения признательных показаний. — Комментирует юрист Дмитрий Гуреев, представляющий интересы Максима Христолюбова в суде. — Эти доводы следствия не могут считаться состоятельными. Кроме того, есть понятие «презумпция виновности государства», когда с момента задержания, ответственность за здоровье человека лежит на агентах государства, а на государстве — бремя доказывания невиновности своих агентов. В нашем случае подобных доказательств представлено не было. В отделении полиции нет самых обыкновенных камер видео-наблюдения, которые смогли бы доказать что Максим действительно упал с лестницы…

Оставить Ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*