Российская Федерация вынуждена ответить на вопросы Европейского Суда по ситуации в Марий Эл

На сайте Европейского Суда по Правам Человека опубликовано решение о коммуникации жалобы «Дениса Загайнова и других против Российской Федерации». Признав жалобу приемлемой, Европейский Суд по правам человека задал Российской Федерации вопросы по ситуации, произошедшей в Республике Марий Эл с осужденными, отбывающими наказание в ИК-6 в период 2005 года.

Поводом для обращения в Страсбург стали семь однотипных заявлений осужденных исправительной колонии № 6 УФСИН России по Республике Марий Эл, которые описывали один и тот же факт.

По словам заявителей, 20 декабря 2005 г. около 8 часов в отряд строгих условий отбывания наказания ворвались сотрудники отдела специального назначения УФСИН России по Республике Марий Эл «Ястреб» и в грубой форме, нанося удары резиновыми дубинками, вывели осужденных в прогулочный дворик, сопровождая свои действия нецензурной бранью. Одеться по сезону осужденным не разрешили, более того, в таком виде их продержали на холоде длительное время.

В каждом из семи заявлений указано, что сотрудники отряда «Ястреб» использовали физическую силу и спецсредства. Так, г-н К. утверждает: «…на улице я оказался в тапочках на босу ноги и без шапки… на холоде нас продержали на растяжке (ноги расставлены на предельной ширине, руки упираются в стену) 1 ч. 30 минут…».

Общественное расследование по данному факту проводила организация «Человек и Закон». Правозащитники являются представителями Дениса Загайнова и других в ЕСПЧ. Чтобы попасть в сферу действия статьи 3 Конвенции, жестокое обращение должно достигнуть минимального уровня суровости. По мнению правозащитников, обстоятельства данного дела дают основание говорить о том, что в отношении заявителей сотрудниками УФСИН России по РМЭ были превышены должностные полномочия, а также была нарушена статья 3 Конвенции.

К слову сказать, таких жестоких фактов, как случай, произошедший в 2005 г., по настоящее время в местах лишения свободы нами не зафиксировано.

По результатам прокурорской проверки в возбуждении уголовного дела по данному факту было отказано. По мнению Йошкар-Олинского городского суда, «…действия ОСН «Ястреб» носили правомерный характер…» .

— Следует отметить, что обращение в Европейский Суд по Правам Человека юристами организации в интересах осужденных было вынужденной мерой, поскольку на национальном уровне мы не смогли восстановить их права. – Комментирует сопредседатель РОО «Человек и Закон» Сергей Подузов. — Кроме того, осужденные, жалобы которых признаны приемлемыми, в настоящее время находятся под защитой юрисдикции Европейского Суда по правам человека.  27 декабря 2010 года на заседании Общественного Совета при начальнике УСФСИН России по Республике Марий Эл, начальником в своем выступлении было озвучено, что сотрудникам учреждений необходимо более тщательно изучать права человека, особенности обращения с осужденными, профилактику возникновения конфликтов в местах лишения свободы, что важен сам факт организации и проведения общественного контроля. Безусловно, такая позиция начальника УФСИН России по Республике Марий Эл является позитивной позицией, которая позволяет реализовывать часть мер общего характера по результатам вынесенных решений против Российской Федерации. Более того, было озвучено, что любые факты нарушений прав человека со стороны сотрудников будут пресекаться руководством ведомства. Это является хорошим сигналом, в отличие от ситуации, связанной с взаимодействием с МВД по Марий Эл, произошедшей после рассмотрения дела Бориса Ржавина в Европейском Суде.

А пока же Российской Федерации необходимо ответить на поставленные вопросы Европейским Судом:

  1. Подвергались ли заявители обращению, противоречащему статье 3 Конвенции, во время их содержания под стражей 20 декабря 2005? Ссылка делается на предположения заявителей о том, что сотрудники колонии избили их дубинками и ногами, а также держали длительное время в зафиксированном положении без одежды зимой.
  2. Выполнили ли власти свое позитивное обязательство по статье 3 Конвенции и провели эффективное расследование событий? В частности, можно ли сказать, что заявители имели надлежащий доступ к материалам дела? Провели ли местные власти надлежащее и тщательное расследование в отношении каждого из заявителей и можно ли сказать, что каждый случай применения силы со стороны сотрудников пенитенциарного учреждения был оправдан?


Оставить Ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*